Анфиса Гаврилина

Врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук. Санкт-Петербург

Тел.: +7 (921) 759-02-98

Конференция балинтовского общества 2019. Размышления.

Недавно я посетила конференцию балинтовского общества «Балинтовские группы — мосты и границы, которые нас объединяют». Началась конференция с вступительного слова и теоретических докладов. Все доклады были хорошо структурированные и интересные.  По форме доклады были на любой вкус – от довольно строгого сухого изложения информации до живого эмоционального сообщения. Мне больше всего запомнился доклад Татьяны Тишковой о ведущих балинтовской группы.

Вторая часть конференции была посвящена исключительно практическим аспектам.  Сначала была большая группа и аквариум. Была возможность выбрать степень своей активности и безопасности. Как обычно, большая включенность и интересный опыт предполагает и больший риск. Более смелые могли выйти в середину в работающую группу. Желающие набрались хоть и не сразу, но довольно быстро. Референт тоже определился почти сразу. В работе группы темп был достаточно динамичный. Высказываются несколько человек и обсуждаемый вопрос меняется. Кто будет долго думать и сомневаться – высказаться не успеет. Зато удалось уложиться в регламент, это тоже важно. Я выбрала более безопасную позицию в аквариуме, посмотрела на все происходящее со стороны. Для меня было неожиданным предложение ведущего вжиться в образы персонажей из истории референта. Это было интересно и очень эмоционально насыщено. В целом обстановка в группе была достаточно поддерживающей и безопасной.

Я заметила некоторые отличия от балинтовских групп, в которых я бывала раньше. Вопросов референту задают довольно мало. При этом, вопросы касаются только фактов о клиенте. Все эмоции прорабатываются группой. Вероятно, ведущие, у которых я бывала раньше, придерживались несколько иной модели работы.

Далее последовала работа в трех малых балинтовских группах. Я решила, что готова предложить свой случай для обсуждения. Других желающих не оказалось, и я получила эту возможность. После моего рассказа выяснилось еще одно отличие работы в группе на конференции от моего предыдущего опыта. Оказалось, что есть существенные ограничения для тех вопросов, которые может поставить перед группой референт. Так что пришлось быстренько переформулировать мои предполагаемые вопросы. Тем не менее, в результате я для себя получила полный ответ по всем интересующим меня пунктам.

Работа группы основывалась на личном эмоциональном отклике участников. Формирование этого отклика регулирует ведущий, предлагая для этого разные способы. В итоге получается разнообразная и объемная картина. Возникает несколько идей, направлений, по которым объединяются несколько участников и каждая тема постепенно раскрывается во все больших подробностях. Поскольку я как референт после своего рассказа выдвинулась за круг, то могла наблюдать этот живой процесс. Действительно, возникает параллельный процесс, и многие реакции участников точно «попадали»,  вызывали у меня чувство узнавания. В чем-то я получила поддержку – вот, не только я так чувствую. Уже легче. Так же проявились некоторые грани ситуации, которые раньше мне были не заметны. Есть о чем подумать. Некоторые высказывания участников были совсем «не туда». Это тоже понятно: рассказанная история преломляется через личное восприятие каждого участника группы, у всех свои проекции. Было бы странно и даже подозрительно, если бы подошло всё. Конечно, сидя за кругом, я сама испытала множество эмоций. И не раз было желание включиться и что-то дополнить или уточнить. Сдержаться было трудно и не всегда удавалось. После завершения работы группы я была наполнена новыми впечатлениями, которые еще продолжают «перевариваться». Появилось некое новое качество понимания в моей работе, которое уже реализуется на практике.

На круглом столе поднимались вопросы, возникшие во время докладов. Было несколько сообщений, подготовленных заранее. В процессе обсуждения активность участников возрастала. Я выступать не собиралась. Но, услышав важную для меня тему о взаимодействии медицинского и психологического сообществ, решила тоже внести свою лепту. Я имею базовое медицинское образование, опыт работы в педиатрии. Так что проблемы и запросы практических врачей мне хорошо понятны. При этом я так же имею психологическую подготовку и давно нахожусь в психологическом сообществе. Получается, на стыке стихий. На практике взаимодействие психологов и медиков достаточно ограничено и  имеет огромный потенциал развития. Я немного занимаюсь психологическим просвещением медиков. Мне было бы интересно развивать эту тему. После круглого стола, уже на фуршете, слышала пожелания участников на следующих конференциях балинтовского общества уделить отдельное внимание работе балинтовских групп с не-психологами – с врачами, соцработниками, педагогами. Думаю, это тоже было бы интересно. Хотя, тогда, наверное, лучше делать конференцию на 2 дня, чтобы это было не в ущерб важным общим вопросам. Очень хочется объять необъятное! Завершающий фуршет был вкусным и красивым. Мне удалось пообщаться со своими старыми знакомыми (их было совсем немного), а так же завести новые знакомства и договориться о сотрудничестве.

С конференции я вынесла интересный опыт, а также вопросы. Мне очень созвучна «позиция незнания» ведущего, открытость всему происходящему с сохранением собственной устойчивости. Она звучала и в докладах и во второй практической части. Было много разговоров про границы и важность соблюдения балинтовского формата группы. Однако, где именно проходят эти границы, так и не было ясно обозначено. Теперь этот вопрос остается со мной, тем более что мой предыдущий опыт участия в балинтовских группах несколько отличается от увиденного на конференции. Ну и остался интерес к вариантам формы проведения группы. Надеюсь, что-то прояснится после прочтения приобретенной на конференции книги Х.Оттен «Лидер Балинтовской группы». А так, главное — поиск.